Главный редактор «Барвінка»: «Нужно вовремя уйти со сцены, как это делают актеры»

Главный редактор "Барвінка": "Нужно вовремя уйти со сцены, как это делают актеры"

Главный редактор "Барвінка": "Нужно вовремя уйти со сцены, как это делают актеры" Главный редактор "Барвінка": "Нужно вовремя уйти со сцены, как это делают актеры"

Главный редактор «Барвінка»: «Нужно вовремя уйти со сцены, как это делают актеры»

24 июня в последнем номере легендарного детского журнала «Барвінок» редакция сообщила читателям о закрытии после 91 года работы. На нем выросли целые поколения украинцев. Печататься в «Барвінке» считали за честь Максим Рыльский, Павло Тычина и Лина Костенко. 

— Василий Иосипович, как вы стали главным редактором?

— В «Барвінок» я пришел в 1989 году после трагической ситуации — в автомобильной катастрофе погиб его бывший редактор, поэт, мой приятель Василий Маруга. Вообще я многие годы был близок к изданию «Барвінок». Работал заместителем главного редактора издательства «Молодь», в ряды которого входил этот детский журнал. Его коллектив сидел за стенкой, мы все общались. В 1982 году меня обвинили в национализме. Это была тихая операция КГБ. Чтобы не делать большого шума, мне сказали перейти в журнал «Пионер». Только спустя 7 лет, я стал частью «Барвінка».

— За годы работы какие времена были самыми сложными?

— Такими были для нас 90-е. Люди делали предоплату за журнал на год, а тех денег, в связи с инфляцией, хватало только на один, полтора номера. Но мы как-то крутились: покупали бумагу, обменивали ее. Мы выдержали.

— А как складывалась ситуация после «лихих 90-х»?

— После были «волны». По-сути, мы занимали монопольное положение на рынке. А потом уже начали появляться масса новых журналов. Одни создавали их с коммерческой целью, другие думали, что их журнал нужен детям. Они появлялись, исчезали и так по кругу. Изданию  «Соняшник» удалось продержаться лет 13, а, к примеру, журнал «Пізнайко» 1996 года существует до сих пор. 

— Чем «Барвінок» отличался от других детских журналов?

— У нас издавались разные истории. Для нас было важно, чтобы ребенок, читая, мог за что-то зацепиться. К сожалению, у нас не получилось. Почему? Как я уже говорил, все из-за низкого уровня культурного населения.

«Упал общий культурный уровень»

— Выдержали тогда, но журнал перестали читать сегодня. Почему? 

— В Украине в результате разных обстоятельств сложилось очень неблагоприятное культурное поле. Общий культурный уровень населения, как бы мы не говорили, очень упал. Убедительные цифры: в странах ЕС печатают 7-8 книг на душу населения, в Североевропейских — 12-13. Из них, очень большая часть детских, особенно в Швеции, Норвегии. Там они пользуются популярностью. Мой друг работал в Мюнхене и я не понаслышке знаю, что  маленький немец знает, что он каждый день должен что-то прочитать. Когда он становится подросткам, эти навыки у него уже закреплены. Они с этим растут. 

— Но в 2016-м вы говорили, что через два года журнал будут читать больше…. 

— Да, я помню. В Украине иногда появляются такие обнадеживающие сигналы. Когда появился Ющенко, казалось, что культурное украинское пространство будет чувствовать себя свободнее, но этого не случилось. Когда пришел Янукович, то были опасения, связанные с языком. 

Приведу вам пример, о котором никто не знает. Пару лет назад в «Молоді» я впервые прочел, что Брежнев разговаривал с Шелестом и упрекал в том, что «У вас в Республике есть проявления национализма. Почему ваши издательства «Молодь» и «Политиздат» выпускают продукцию на украинском языке?». «Барвінок» же тогда, как я рассказывал, принадлежал изданию «Молодь» и был двуязычным. Шелест тогда спросил у Брежнева: «А на каком же языке нам выпускать книги?». Их разговор продолжался, и Брежнев настаивал, чтобы все выходило в печать только на русском языке. Это говорит о том, насколько часто менялась культурная ситуация в стране. 

И вот, возвращаясь к Януковичу, мы просто не знали, каких студеных ветров ожидать. После Майдана нам казалось, что в гуманитарной сфере будет активное движении, но общество было занято другой, навязанной, тематикой. Тогда мне казалось, что будет какое-то движение, но его так и не случилось… 

В общем, нужно всегда чувствовать время и вовремя уйти со сцены, как это делают актеры. Мы планомерно к этому подошли.

— Распаду «Барвінка» послужили и материальные проблемы?

— В статуте почти каждого предприятия есть пункт «о прибыли», в нашем же его нет. Может это звучит архаично, но это так. У нас написано: «в случае получения прибыли все деньги идут на развитие журнала». Подчеркну, что за 30 лет еще ни один журнальный номер не опоздал с выходом ни на один день. Мы никогда не одалживали ни у кого деньги. 

Да, мы потеряли в банке полмиллиона гривен, которые я хранил на черный день. Скажу так, если бы я сегодня их имел, то мы бы с Вами не разговаривали, у Вас бы не было инфоповода. 

Я видел, что мы не вошли в каталог предоплаты на второе полугодие. Я знаю, что во второй части года есть уменьшение тиража, но потом он понемногу поднимается в следующем году. При этом, я понимал, что не исполню даже того законодательного условия по выплатам минимальной зарплаты. Я не мог этого позволить, понимал, что не смогу одолжить деньги и говорить людям «ой, я там сократил, того не выпустил.

Есть один фактор, я знал: нужно всегда чувствовать время и вовремя уйти со сцены, как это делают актеры. Мы планомерно к этому подошли.

«После запрета в России читателей стало меньше»

— Почему журнал «Барвінок» признали экстремистским в России?

— 1994 год, октябрь месяц, ещё СНГ, все смотрят московские новостные программы, и я тоже. Шел там видеоряд о Киеве, показывали марш националистов. И здесь вдруг на весь экран появляется мой журнал и рассказ такой: «Даже в известном КИЕВСКОМ популярном журнале «Барвінок»… Скандал основывался на нашей публикации думы Степана Васильченко «Ох и ах» на вечную тему — как москаль дурит хохла. В конце еще была фраза: «Тату, женімо москаля з хати». 

Тогда интернета не было. На следующий день нам стали звонить. Кто-то поддерживал, кто-то подбадривал, кто-то восхищался, но если подумать, то какой в этом подвиг? Этот рассказ был написан в 1919 году — 100 лет назад в Каменце-Подольском! Было много и разъяренных людей, один звонок был таковым: «Вы главный редактор? Ваша фамилия Воронович? Десять лет лагерей!». 

А в 2016 году «Барвінок» напечатал серию историй об АТО. Один мужчина, лет под 90, настоящий сталинист, на канале ICTV высказался об этом и поднял некий бунт. Кстати, он подавал в суд даже на Аду Роговцеву. Половина наших историй из зоны антитеррористических операций, по его мнении, была неправдивой, потому что в Донбассе якобы не было российских солдат. Он мог засудить и всю прессу, но под раздачу попали именно мы. После этой ситуации в Москве арестовали наш журнал и признали экстремистским.

— И как вы отреагировали?

— Спокойно. Мало кто знал, что и до этого на российских онлайн-платформах уже давненько рисовали карикатуры на «Барвінок». Никто с телекамерами к нам не проходил, но все внимательно следили за этой информацией. А следили почему? Потому что многие журналисты читали в детстве «Барвінок», их эта новость зацепила. 

— Зачастую, такой черный пиар приносит много новой аудитории? В вашем случае как было?

— О нашем издании говорили многие, и мы думали, что эта ситуация и вправду принесет нам больше читателей. Но нет, их даже стало меньше. Коллеги редактора тогда мне говорили, что грызут локти от зависти и вскрикивали: «Вот бы нам такую рекламу». А она не сработала. А значит, причины глубже в той культурной среде, о которой мы сегодня с вами говорили. 

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ

— Я хотел бы воспользоваться возможностью и сказать людям: Смотрите на своих детей. Вы лишаете их шанса!  За 30 лет мы никогда и нигде публично не говорили, что «Барвінок» «лучший журнал». Мы всегда говорили о чтении и книге в общем. Почему нас любили очень библиотекари? Потому что мы пропагандировали бумажные книги. 

Хочу, чтобы люди помнили: только литература может передать высокоморальный опыт ребенку. Только она может научить сопереживанию. 

Интересные факты о журнале

Сменил название в 1945 году

Первый номер журнала вышел в Харькове в январе 1928 года под названием «Жовтеня». После перерыва в годы войны в апреле-мае 1945 года издание переименовали на «Барвінок». Журнал печатался на русском языке. До 1991 года он выходил как «журнал ЦК ЛКСМУ и Республиканского совета пионерской организации» в составе издательства «Молодь».

Читали в Сингапуре и Японии

Онлайн-версия «Барвінка» выходила по предоплате в 19 странах мира. В Сингапуре, Японии и Корее украинские иммигранты покупали журнал для своих детей. По словам Вороновича, так произошло из-за того, что родители, уехавшие с Украины, пытаются как можно быстрее интегрировать своих детей в ту среду, где они будут расти дальше.

Открыл много новых лиц

В журнале работали многие известные поэты и писатели. Дмитрий Белоус основал знаменитую «языковую страницу» Барвінка». Литературным лицом журнала был Всеволод Нестайко. В 1956 году он напечатал в журнале свой первый рассказ. Юрий Мушкетик получил в «Барвінке» свой первый гонорар. Семь повестей Ивана Андрусяка сначала печатались в «Барвінке», а уже после превратились в полноценные книги. За одну из них он получил международную премию в Италии.

СПРАВКА 

Журнал «Барвінок» — это ежемесячный украинский литературно-художественный журнал для детей младшего и среднего возраста. Название журнала происходит от названия одноименного растения — барвинка. Начиная с 1928 года вышло 916 номеров общим тиражом более 310 млн экземпляров.

Источник: https://kp.ua/life/640838-hlavnyi-redaktor-barvinka-nuzhno-vovremia-uity-so-stseny-kak-eto-delauit-aktery